КонтраБанда: Подвиг героев - КонтраБанда

Перейти к содержимому

Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

Подвиг героев Оценка: -----

#2 Пользователь офлайн   SARS 

  • 33
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Перейти к галерее
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 14 133
  • Регистрация: 22 Октябрь 10

Отправлено 19 Ноябрь 2011 - 23:49

*
Популярное сообщение!

Цитата

"7 июля 2011 года в «Комсомольской правде» под общим заголовком «Тайны государственного архива» было опубликовано интервью с директором этого архива доктором исторических наук Сергеем Мироненко, который, отвечая на вопросы корреспондента, память защитников столицы бессовестно осмеял, назвав подвиг двадцати восьми героев-панфиловцев мифом, утверждая, «что не было никаких героически павших героев-панфиловцев», ссылаясь на то, что после войны «один за одним начали появляться люди, которые должны были лежать в могиле».


Историк Мироненко ощутил пинок в зад и рухнул на мерзлое дно траншеи. Всё ещё не веря в происходящее, он поднялся и глянул вверх. На краю траншеи полукругом стояли бойцы Красной Армии.

- Это последний? – уточнил один из военных, видимо, командир.

- Так точно, товарищ политрук! – отрапортовал боец, чей пинок направил директора Госархива в траншею.

- Простите, что происходит? – пролепетал историк.

- Как что происходит? – ухмыльнулся политрук. – Происходит установление исторической справедливости. Сейчас ты, Мироненко, спасёшь Москву от немецко-фашистских оккупантов.

Политрук указал на поле, на котором в ожидании застыли несколько десятков немецких танков. Танкисты вылезли на башни и, ёжась от холода, с интересом наблюдали за происходящим на русских позициях.

- Я? Почему я? – потрясённо спросил Мироненко. – Какое отношение я к этому имею?

- Самое прямое, - ответил политрук. – Все вы тут имеете самое прямое к этому отношение!

Командир указал Мироненко на траншею и историк увидел, что она полна уважаемых людей: тут уже находились академик Пивоваров и его племянник-журналист, у пулемёта с выпученными глазами расположился Сванидзе, рядом с ним дрожал то ли от холода, то ли от ужаса главный десталинизатор Федотов, дальше были ещё знакомые лица, но перепуганный архивист начисто забыл их фамилии.

- А что мы все здесь делаем? – спросил Мироненко. – Это же не наша эпоха.

Бойцы дружно захохотали. Хохотали не только русские, но и немцы, и даже убитый недавно немецкий танкист, пытаясь сохранять приличия и делая вид, что ничего не слышит, тем не менее, подрагивал от смеха.

- Да? – удивился политрук. – Но вы же все так подробно рассказываете, как это было на самом деле! Вы же с пеной у рта объясняете, что мы Гитлера трупами закидали. Это же вы кричите, что народ войну выиграл, а не командиры, и тем более не Сталин. Это же вы всем объясняете, что советские герои – это миф! Ты же сам, Мироненко, рассказывал, что мы – миф!

- Простите, вы политрук Клочков? – спросил Мироненко.

- Именно, - ответил командир. – А это мои бойцы, которым суждено сложить головы в этом бою у разъезда Дубосеково! Но ты же, Мироненко, уверял, что всё было не так, что все эти герои – пропагандистский миф! И знаешь, что мы решили? Мы решили и вправду побыть мифом. А Москву оборонять доверить проверенным и надёжным людям. В частности, тебе!

- А вы? – тихо спросил историк.

- А мы в тыл, - ответил один из бойцов. – Мы тут с ребятами думали насмерть стоять за Родину, за Сталина, но раз мы миф, то чего зря под пули подставляться! Воюйте сами!

- Эй, русские, вы долго ещё? – прокричал продрогший немецкий танкист.

- Сейчас, Ганс, сейчас – махнул ему политрук. – Видишь, Мироненко, время не терпит. Пора уже Родину вам защищать.

Тут из окопа выскочил академик Пивоваров и с поднятыми руками резво бросился к немцам. В руках он держал белые кальсоны, которыми активно махал.

- Срам-то какой, - произнёс один из бойцов.

- Не переживай, - хмыкнул Клочков. – Это уже не наш срам!

Двое немецких танкистов отловили Пивоварова и за руки дотащили его до траншеи, сбросив вниз.

- Швайне, - выругался немец, разглядывая комбинезон. – Этот ваш герой мне со страху штанину обоссал!

Второй танкист стрельнул у панфиловцев закурить и, затянувшись, сказал:

- Да, камрады, не повезло вам! И за этих вот вы тут умирали! Неужто в нашем фатерлянде такие же выросли?

- Да нет, камрад, - ответил ему один из панфиловцев. – У вас теперь и таких нет. Только геи да турки.

- А кто такие геи? – уточнил немец.

Боец Красной Армии прошептал ответ агрессору на ухо. Лицо немца залила краска стыда. Махнув рукой, он пошёл к танку.

- Давайте побыстрее, кончайте с нами, - сказал он. – От таких дел снова умереть хочется.

Из траншеи к политруку кинулся Сванидзе.

- Товарищ командир, вы меня неправильно поняли, я ничего такого не говорил! И потом, мне нельзя, у меня «белый билет», у меня зрение плохое и язва!

Политрук доверительно наклонился к Сванидзе:
- А ты думаешь, тирана Сталина это волновало? Он же пушечным мясом врага заваливал! И тем более, я тебе не командир. У вас свой есть – опытный и проверенный! Вот он как раз идёт!

Из глубины траншеи к месту разговора подходил Никита Михалков, держа в руках черенок от лопаты.

- Товарищ политрук, как с этим можно воевать против танков? – взмолился режиссёр.

- Тебе виднее, - ответил командир. – Ты же это уже проделывал. Да, там у тебя, кстати, кровати сложены. Можешь из них быстренько противотанковую оборону наладить! Ну, или помолись, что ли. Авось поможет!

Тут политрук скомандовал построение своих бойцов.

- Куда вы? – с тоской в голосе спросил Михалков.

- Как куда? – усмехнулся политрук. – Занимать позицию у вас в тылу! Заградотряда НКВД под рукой нет, так что мы сами его заменим! И если какая-то сволочь из вашего штрафбата рванёт с позиции, расстреляем на месте за трусость и измену Родине!

- Так ведь штрафбатов ещё нет!

- Один создали. Специально для вас!

Немецкие танки взревели моторами. В траншее послышались отчаянные крики и ругань – новые защитники Москвы выясняли, кто первым начал разоблачать мифы и втравил их в эту историю. Всем скопом били Федотова, после чего его с бутылкой выкинули из траншеи под немецкий танк. Кто-то крикнул ему на прощание:

- Ну, за Родину, за Сталина!

Михалков вцепился в уходящего политрука:

- Товарищ, у меня отец воевал, я всегда был патриотом и защитником героев, помогите мне!

- Только из уважения к тебе, - ответил политрук. – Даю отличное средство для сражения с врагом! Лучше не бывает!

И командир протянул режиссёру бадминтонную ракетку и три воланчика.

- Прощай, Родина тебя не забудет, - похлопал политрук Михалкова на прощание и устремился вслед своим уходящим бойцам…

http://petrovchik.li...com/106038.html
"мало того, что он меня глючит, он еще меня и шантажирует!!!..." (с) Ирма

"Сарс, я когда-нибудь в чем-нибудь вам отказывала?..." (с) Ирма

"Потому что любить Бога и ближнего можно и в бассейне, а вот плавать в Храме - нельзя." (с) Вивисектор

Кудматая бокра штеко будланула тукастенького бокрёночка

Изображение
3

#3 Пользователь офлайн   Loki 

  • Юнга
  • Pip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 47
  • Регистрация: 19 Ноябрь 11

Отправлено 20 Ноябрь 2011 - 06:27

Мені сподобалось. :D Отримай плюса, Сарс.
0

#4 Пользователь офлайн   new225() 

  • Капитан
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 10 120
  • Регистрация: 24 Октябрь 10
  • Городокрестности Москвы

Отправлено 20 Ноябрь 2011 - 10:49

- Только из уважения к тебе, - ответил политрук. – Даю отличное средство для сражения с врагом! Лучше не бывает!
И командир протянул режиссёру бадминтонную ракетку и три воланчика.


:sarcastic:
0

#5 Пользователь офлайн   НеМо 

  • Флагман
  • PipPipPipPipPipPip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 6 517
  • Регистрация: 22 Октябрь 10

Отправлено 20 Ноябрь 2011 - 11:04

Палка от лопаты таки лучше.
0

#6 Пользователь офлайн   VadRad 

  • эволюционер
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • Перейти к галерее
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 24 366
  • Регистрация: 22 Октябрь 10
  • ГородИмперия, Засечная черта

Отправлено 20 Ноябрь 2011 - 11:43

Просмотр сообщенияНеМо (20 Ноябрь 2011 - 11:04) писал:

Палка от лопаты таки лучше.

Изображение
«Борясь с подлецами методами подлецов, вы боретесь не с подлецами, а за место среди них» ©

«Если я скажу, что земля круглая, а кто-то другой, кто мне морально отвратителен, со мной согласится, я же не буду утверждать тогда, что она квадратная. Я просто скажу: да, земля круглая, но ты всё равно мудак» © Тило Саррацин


«Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!» © Петр Аркадьевич Столыпин
0

#7 Пользователь офлайн   Магаданец 

  • "Дед" форума
  • Перейти к галерее
  • Группа: Администраторы
  • Сообщений: 2 422
  • Регистрация: 22 Октябрь 10
  • ГородМосковская область

Отправлено 20 Ноябрь 2011 - 14:50

Ребята, шутки - шутками, но вот более-менее объективное описание того, что происходило под Волоколамском осенью 1941 года.
Кто хоть немного разбирается в военном деле - оцените ситуацию сами:


Цитата

Оборона 316-й стрелковой дивизии в районе г. Волоколамск (октябрь 1941 г.)

Обстановка и задача дивизии

(Схема 48)

В октябре 1941 г. 16-я армия в составе трех дивизий и одного сводного курсантского полка (командующий армией генерал-майор Рокоссовский К. К.) перешла к обороне на волоколамском направлении в полосе от Московского моря до свх. Болычево, имея все дивизии в первом эшелоне. В резерве армии находились: 690-й стрелковый полк 126-й стрелковой дивизии и два противотанковых артиллерийских полка, причем один из них был использован для организации противотанкового района.

Имевшаяся в армии танковая бригада, за исключением одной танковой роты, использовалась небольшими группами в засадах в глубине обороны армии.

316-я стрелковая дивизия от командующего армией получила задачу прочно оборонять подступы к г. Волоколамск в полосе Львово, свх. Болычево (41 км по фронту) и не допустить прорыва противника вдоль шоссе Волоколамск — Москва.

Правее организовывал оборону сводный полк курсантов пехотного училища имени Верховного Совета РСФСР.

Слева перешла к обороне 133-я стрелковая дивизия 5-й армии.

Исходя из того, что 316-я стрелковая дивизия обороняла главное направление в полосе армии, шоссе Волоколамск — Москва, командующий армией выделил на усиление дивизии большую часть имевшихся в его распоряжении средств.

316-я стрелковая дивизия была сформирована в Средней Азии и ко времени занятия обороны на подступах к г. Волоколамск боевого опыта не имела. Однако личный состав имел достаточную военную подготовку. [387]

До прибытия на фронт в подразделениях и частях дивизии усиленно проводилась боевая подготовка, которая закончилась полковыми и дивизионными учениями на темы: «Марш и встречный бой стрелковой дивизии», «Оборона стрелковой дивизии» и «Наступление стрелковой дивизии».

По прибытии на фронт дивизия до получения боевой задачи на оборону под Волоколамском находилась в течение полутора месяцев на второй линии обороны Северо-Западного фронта в тридцати — сорока километрах от переднего края. Здесь на фронте продолжалась упорная учеба всего личного состава дивизии. В ходе боевой подготовки основное внимание было уделено проведению тактических учений с боевой стрельбой, наряду с этим продолжалась работа по сколачиванию подразделений.

С целью подготовки сержантского состава по указанию командира дивизии временно был создан нештатный учебный батальон.

Среди личного состава дивизии непрерывно велась партийно-политическая работа, направленная на воспитание ненависти к врагу, вероломно вторгшемуся в пределы нашей Родины, на повышение чувства ответственности за судьбу своей страны, на воспитание любви к своему народу, Коммунистической партии, Советскому правительству. Партийно-политическая работа связывала воедино все мероприятия, проводившиеся с целью наилучшей подготовки частей дивизии к предстоявшим боевым действиям.

Политическая работа велась в ротах и взводах путем бесед и политических информации. В этой работе большую роль сыграла широкая популяризация конкретных примеров героизма и стойкости солдат, офицеров и целых подразделений, сражавшихся с коварным врагом. В беседах с солдатами особое внимание обращалось на умелое использование в бою своего оружия. Партийно-политическая работа проводилась не только непосредственными начальниками, но и старшими командирами частей и управления дивизии.

В район Волоколамска дивизия полностью прибыла 12 октября 1941 г. и, не имея соприкосновения с противником, приступила к дооборудованию своего оборонительного рубежа. Часть работ на этом рубеже до прихода дивизии была выполнена силами народного ополчения и местного населения.

В состав дивизии входило три стрелковых полка (1073, 1075 и 1077-й) по три стрелковых батальона каждый; 857-й артиллерийский полк в составе двух артиллерийских дивизионов; батальон связи, саперный батальон и другие подразделения, положенные по штату в стрелковой дивизии.

Количество артиллерии в дивизии по состоянию на 16 октября 1941 г. показано в табл. 31.

Кроме того, дивизия была усилена четырьмя пушечными артиллерийскими полками РВГК, тремя артиллерийско-противотанковыми полками; в полосе дивизии должна была действовать часть артиллерии артиллерийской группы ДД 16-й армии, а также артиллерия 302-го пулеметного батальона и 1-го дивизиона артиллерийского [388] полка 126-й стрелковой дивизии. Всего в этих частях и группах имелось 153 орудия.

Таким образом, всего в полосе обороны 316-й стрелковой дивизии имелось 207 орудий, из них: 25-мм — 4; 45-мм — 32; 76-мм ПА — 14; 76-мм ДА — 79; 85-мм — 16; 122-мм гаубиц — 8; 122-мм пушек — 24; 152-мм пушек — 30.

Таблица 31

Наименование части

45-мм пушки

76-мм ПА

76-мм ДА

122-мм гаубицы

Всего

В стрелковых полках

16

14





30

В 857-м артиллерийском полку





16

8

24

Итого

16

14

16

8

54

Из приведенных данных видно, что большую часть артиллерии составляли орудия средних и малых калибров. Однако при том качественном состоянии танков противника вся эта артиллерия могла быть с успехом использована для организации стойкой противотанковой обороны дивизии, что подтвердилось впоследствии развернувшимися боями.

Эти средства при ширине полосы обороны 41 км давали возможность создать среднюю плотность артиллерии около 5 орудий на 1 км фронта. Плотность противотанковой артиллерии составляла всего 3 орудия на 1 км фронта.

Из инженерных средств дивизия, кроме своего саперного батальона, была усилена ротой армейского инженерно-минного батальона, предназначавшейся для осуществления маневра минными заграждениями в ходе оборонительного боя.

Местность в полосе обороны 316-й стрелковой дивизии представляла собой слегка всхолмленную, на 60–70% покрытую лесом равнину.

Наличие лесных массивов и значительного количества населенных пунктов, расположённых друг от друга на удалении 2–5 км, позволяло скрытно размещать войска и тыловые части, что в условиях господства в воздухе авиации противника имело большое значение.

Волоколамск связан шоссейной дорогой с северо-западной частью Москвы. Других шоссейных дорог на волоколамском направлении не имелось, поэтому борьба за удержание шоссе приобретала для наших войск большое значение.

Большая часть небольших рек, проходивших в полосе обороны дивизии могла быть с успехом использована для создания естественных препятствий. Наиболее крупная река Руза разрезала на левом фланге полосу обороны дивизии, являясь выгодным естественным рубежом обороны на фронте до 7 км. До 20–25 процентов местности [389] в полосе обороны дивизии слегка заболочено. Это в условиях дождливой и сырой погоды, которая стояла в октябре месяце, создавало значительные трудности для передвижения войск обеих сторон. Почва настолько размокла и делалась вязкой, что движение вне дорог было весьма затруднительным даже для гусеничных машин и танков.

Учитывая такой характер местности и состояние погоды, наши войска и войска противника были привязаны к дорогам и испытывали большие трудности при осуществлении маневра. Все это нельзя было не учитывать при оценке организации обороны и ведении оборонительного боя.

Организация обороны

(Схемы 48, 49)

Получив задачу на переброску 316-й дивизии железнодорожным транспортом с Северо-Западного фронта в район Волоколамска, командир дивизии генерал-майор Панфилов И. В. решил направить с первым эшелоном оперативную группу в составе начальника оперативного отделения, командующего артиллерией, начальника связи и начальника разведки дивизии. В задачу оперативной группы входило — по прибытии в новый район связаться с новым командованием, встретить и разместить прибывающие части дивизии.

5 октября оперативная группа прибыла на станцию Волоколамск и сразу же связалась с комендантом Волоколамского узла. Ознакомившись у коменданта с состоянием инженерного оборудования района, который предстояло занять дивизии, и не теряя времени, прибывший с первым эшелоном батальон 1077-го стрелкового полка был направлен для занятия подготовленных позиций западнее г. Волоколамск на правом фланге полосы обороны дивизии. Сюда же имелось в виду направлять и остальные подразделения этого полка по мере их прибытия.

С целью изучения местности района предстоявших действий офицеры оперативной группы совместно с комендантом укрепленного района объехали всю полосу обороны дивизии.

На второй день на станцию Волоколамск прибыл командир дивизии. Изучив обстановку, генерал-майор Панфилов принял решение на оборону. Задачи частям по мере их прибытия ставились по карте. При этом для ускорения процесса постановки задач командир дивизии вручал каждому прибывшему батальону (полку) разработанную оперативной группой карту с легендой, на которой был нанесен район обороны, обозначены его соседи и определено время занятия обороны.

Такой метод работы командира дивизии по принятию решения и постановке задач частям объясняется, во-первых, тем, что переход к обороне должен был совершаться немедленно, так как немецко-фашистские войска со дня на день могли подойти к рубежу обороны дивизии; во-вторых, потому, что полоса обороны шириной по фронту [390] в 41 км не могла быть отрекогносцирована командиром дивизии в течение одного дня.

Пребывание дивизии в течение месяца в резерве фронта позволило командиру дивизии и его штабу достаточно подробно ознакомиться с опытом ведения боя нашими войсками и характером действий противника. Исходя из этого опыта, командир дивизии знал, что противник сосредоточивает свои танки, как правило, вдоль дорог или на удобной для их движения местности, прилегающей к дорогам, а также то, что противник обычно избегает действовать в лесах.

Все эти особенности в тактике врага были также учтены командиром дивизии при принятии им решения.

По решению командира дивизии основные усилия дивизии были сосредоточены на левом фланге и на Волоколамском шоссе с целью не допустить прорыва противника, особенно его танков, вдоль шоссе на Москву. Боевой порядок дивизия строила в один эшелон с выделением резерва силой до батальона.

Частям дивизии были поставлены следующие задачи:

— 1077-му стрелковому полку (командир полка майор Шехтман) было приказано оборонять участок Львово, Высоково, Козино, (иск.) Кашино (ширина участка по фронту достигала 13 км), упорной обороной не допустить прорыва танков и пехоты противника в направлении Шаховская, Волоколамск. Полку, имевшему своих пять 76-мм и шесть 45-мм пушек, были приданы на усиление батарея противотанкового полка (в составе четырех 85-мм зенитных орудий), семнадцать орудий пулеметно-артиллерийского батальона и две батареи 857-го артиллерийского полка дивизии;

— 1073-му стрелковому полку (командир полка майор Елин) была поставлена задача оборонять участок (иск.) Высоково, Лазарево, Лукино, (иск.) Козино (ширина участка обороны по фронту составляла 17 километров). Полк был усилен батареей противотанкового полка (в составе четырех 45-мм орудий), восемнадцатью орудиями пулеметно-артиллерийского батальона и батареей 857-го артиллерийского полка дивизии. Кроме этого, в полку имелось штатных четыре 76-мм полковых пушки и четыре 45-мм противотанковых орудия;

— 1075-му стрелковому полку (командир полка полковник Копров И. В.) была поставлена задача оборонять участок (иск.) Лазарево, свх. Болычево, Сославино, (иск.) Лукино (ширина участка по фронту достигала 14 км), не допустить прорыва танков и пехоты противника в направлении Федосьино, Осташево, Волоколамск. Из штатных артиллерийских средств полк имел тринадцать 76-мм полковых и 45-мм орудий. Кроме того, ему были приданы противотанковый полк (в составе шестнадцати орудий), дивизион 857-го артиллерийского полка и танковая рота танковой бригады.

Нештатный учебный батальон дивизии под командованием капитана Лысенко составлял общевойсковой резерв дивизии и был расположен в районе Щекино, Ивановское вблизи командного пункта дивизии с задачей быть в готовности к нанесению контратак по противнику, вклинившемуся в оборону дивизии. [391]

Приданные на усиление дивизии 138, 523-й и 528-й пушечные артиллерийские полки РВГК оставались в непосредственном подчинении командира дивизии. Управление ими осуществлялось командующим артиллерией дивизии.

Командиры стрелковых полков приняли решения, которые соответствовали решению командира дивизии. Вследствие того, что фронт обороны полков был значительно шире нормального, боевые порядки полков и батальонов строились в один эшелон без выделения резервов.

Таким образом, 316-я дивизия оказалась вытянутой на фронте в 41 км в одну линию ротных районов обороны, перехватывающих доступные для действий противника дороги и безлесные участки.

К началу боев полоса обороны дивизии состояла из одной позиции глубиной 2–3 км, оборудованной одной сплошной траншеей, артиллерийских позиций, позиций двух противотанковых районов и отсечной позиции по реке Руза на участке Кашилово, Осташево.

В Волоколамском укрепленном районе ко времени прибытия дивизии было подготовлено всего 13 батальонных районов обороны, оборудованных в инженерном отношении на 70–80 процентов. Из этих 13 батальонных районов девять находились в полосе 316-й стрелковой дивизии, занимавшими по фронту 23 км. Траншеи и ходы сообщения были отрыты только внутри батальонных районов обороны. Батальонные районы между собой были связаны лишь на переднем крае сплошной первой траншеей.

В батальонных районах было подготовлено 82 пулеметных площадки для станковых пулеметов, 170 орудийных окопов, 125 площадок для ручных пулеметов, сооружено 22 наблюдательных пункта и поставлено 24 железобетонных колпака. При этом железобетонные колпаки были расположены на местности неудачно. Они сильно возвышались над землей и представляли из себя хорошую цель для артиллерии противника, поэтому часть их войсками не использовалась.

На наиболее доступном для действий пехоты противника участке Кобылино, Татаринки было устроено проволочное заграждение в три ряда кольев.

Берег реки Руза на участке Татаринки, Лазарево, Кашилово был эскарпирован.

Работы по инженерному оборудованию обороны на левом фланге дивизии были начаты только с прибытием частей дивизии и частей усиления. Усилить же людьми этот участок за счет переброски их с правого фланга дивизии, где инженерная подготовка обороны имела готовность на 70–80 процентов, обстановка не позволяла, так как немцы могли атаковать дивизию в любую минуту.

К производству инженерных работ части дивизии приступили сразу же по прибытии на место. Командир 1075-го стрелкового полка полковник Копров и командир 1073-го стрелкового полка майор Елин, участки которых не были подготовлены к обороне, принимали все меры к тому, чтобы как можно быстрее выполнить хотя бы первоочередные инженерные работы. [392]

Однако в условиях непрерывных осенних дождей, в суглинистых и местами заболоченных грунтах работы по инженерному оборудованию участков обороны представляли большую трудность. Поэтому все усилия этих частей были направлены на подготовку в инженерном отношении переднего края обороны и прилегающих к нему высот, а также на подготовку к обороне расположенных вблизи переднего края населенных пунктов: Новлянское, Васильевское, Лазарево, Кашилово, Княжево, Федосьино и особенно свх. Болычево.

По северному берегу р. Руза на рубеже Осташево, Солодово оборонительные работы были возложены на учебный батальон, находившийся в резерве командира дивизии.

К началу наступления противника в полосе обороны дивизии была полностью отрыта сплошная первая траншея и вторая прерывчатая траншея в ближайшей глубине обороны. Кроме того, большая часть высот и населенных пунктов в полосе обороны дивизии была подготовлена к обороне.

Особое внимание командиром дивизии было уделено подготовке противотанковых заграждений и обеспечению их артиллерийским огнем. Противотанковые заграждения устраивались на танкодоступных направлениях.

На участке полосы обороны дивизии (в стыке 1077-го и 1073-го стрелковых полков) на рубеже Исаково, Бухолово, Татаринки, где не было естественных препятствий, был отрыт противотанковый ров протяженностью 12 км и установлено 8256 противотанковых мин. Кроме того, на левом фланге 1075-го стрелкового полка было отрыто 4 км противотанкового рва и установлено 4000 противотанковых мин.

Артиллерии 316-й стрелковой дивизии были поставлены задачи подготовить сосредоточенные огни по районам: СО 105 — Медведки; СО 106 — Лисавино; СО 107 — Высокое, СО 108 — Андреевское с целью не допустить сосредоточения в этих районах пехоты и танков противника, и неподвижный заградительный огонь перед передним краем на следующих рубежах: НЗО «Ж» — восточная окраина Назарьево; НЗО «К» — восточная окраина Внуково; НЗО «Л» — восточная окраина Лисавино; НЗО «Р» — западнее Лапино; НЗО «П» — восточнее Хатанки с тем, чтобы не допустить подхода танков и пехоты противника к переднему краю обороны.

552-му пушечному артиллерийскому полку РВГК, составлявшему подгруппу ДД 16-й армии в полосе 316-й стрелковой дивизии, находившемуся на огневых позициях в районе Клишино, Щекотово, Лукино, Милованье, были поставлены задачи по подготовке следующих огней.

Для воспрещения подхода к переднему краю обороны и воспрещения маневра по дорогам готовились дальние огневые нападения: 509 — Зденежье; 510 — Бурцево; 511 — Дубровино; 512 — Игнатково; 513 — Максимково; 514 — Высокое; 515 — Канаево.

С целью подавления и уничтожения противника в исходном районе для наступления подгруппа ДД готовила сосредоточенные огни по районам: СО 121 — выс. 236,8 западнее 2 км Татаринки; [393] СО 122 — Неданово; СО 123 — западная окраина Чернево; СО 124 — Трулиси.

С целью недопущения атаки противника переднего края и отсечения пехоты от танков этой подгруппой готовились неподвижные заградительные огни: НЗО «Л» — опушка леса 2 км западнее Чухолово; НЗО «М» — западнее Новиково; НЗО «Н» — западнее 1 км Татаринки.

Гвардейским минометным полкам (М-8 и М-13), составлявшим особую группу артиллерии 16-й армии и располагавшимся в полосе обороны 316-й стрелковой дивизии, ставилась задача по подготовке массированных огней для уничтожения танков и пехоты противника перед передним краем обороны в следующих районах: № 1 — (иск.) Львово, Б. Исаково; №2 — Каптязино, Назарьево; № 3 — Новиково, Татаринки; № 4 — Б. Сытьково, Чернево.

Вся артиллерия, действовавшая с закрытых огневых позиций и располагавшаяся на танкоопасных направлениях в глубине обороны, была подготовлена к ведению огня прямой наводкой по прорвавшимся танкам противника.

Система огня артиллерии перед передним краем обороны увязывалась с системой инженерных заграждений и при ее организации учитывались выгодные условия местности.

Командир дивизии, предупрежденный командующим 16-й армией о готовящемся противником наступлении с применением большого количества танков вдоль Волоколамского шоссе на Москву, в ходе подготовки обороны дивизии сосредоточил необходимые силы и средства для противотанковой обороны, способной отразить массированные атаки танков противника.

На основании указаний командующего армией и изучения опыта организации противотанковой обороны советских войск в предшествовавших боях противотанковая оборона в полосе дивизии была построена по принципу организации противотанковых пунктов и противотанковых районов с выделением на главных направлениях противотанковых резервов. В систему противотанковой обороны дивизии была включена вся артиллерия, находившаяся на закрытых огневых позициях, а также все противотанковые заграждения.

Противотанковые опорные пункты создавались непосредственно в боевых порядках стрелковых батальонов первого эшелона. Они располагались на узлах дорог и, как правило, не совмещались с границами районов обороны батальонов. Несовпадение противотанковых опорных пунктов с границами батальонных районов обороны объяснялось тем, что глубина последних из-за большой ширины полосы обороны была совершенно незначительной, даже на важных танкоопасных направлениях. Противотанковые опорные пункты являлись как бы самостоятельными организмами, предназначенными только для борьбы с танками, и накладывались на батальонные районы обороны.

В каждом артиллерийском противотанковом опорном пункте распоряжением командующего артиллерией дивизии был назначен начальник артиллерии (комендант) из числа старших артиллерийских [394] командиров. Начальник артиллерии (комендант) противотанкового опорного пункта не был подчинен командиру стрелкового батальона, в районе обороны которого находились его средства, а подчинялся непосредственно командующему артиллерией дивизии, который управлял ими через начальника артиллерии стрелкового полка.

Командир стрелкового батальона должен был увязывать действия своей пехоты с артиллерией противотанкового опорного пункта и прикрывать ее от просачивания и воздействия пехоты противника.

Таким образом, ответственность за недопущение прорыва танков противника возлагалась на коменданта противотанкового опорного пункта и командира стрелкового батальона. Это, как впоследствии показал опыт боев дивизии, отрицательно сказалось на устойчивости обороны.

Всего в полосе дивизии было создано десять противотанковых опорных пунктов. Расположение их показано на схеме 48.

Исходя из наличия противотанковых средств в дивизии и важности направлений, состав противотанковых опорных пунктов был разнообразным.

В среднем количество противотанковых орудий в противотанковых опорных пунктах составляло несколько более 8 орудий, а в противотанковых опорных пунктах, находившихся на наиболее вероятных направлениях, оно увеличивалось до 18 орудий.

Одновременно с созданием противотанковых опорных пунктов командир дивизии, несмотря на недостаток противотанковой артиллерии, принял меры к организации в глубине обороны дивизии в Спасс-Рюховское противотанкового района, перехватывающего Волоколамское шоссе. В его состав был включен 296-й противотанковый полк в полном составе, имевший двадцать 76-мм и четыре 20-мм пушки. В задачу противотанкового района дивизии входило — уничтожать танки противника в случае их прорыва через противотанковые опорные пункты, расположенные в боевых порядках пехоты, и не допустить их продвижения вдоль шоссе на Волоколамск. Начальником противотанкового района был назначен командир 296-го противотанкового артиллерийского полка. Он был подчинен командующему артиллерией дивизии, на которого была возложена ответственность за борьбу с танками во всей полосе обороны дивизии.

Вся штатная, приданная и поддерживающая артиллерия, стоявшая на закрытых огневых позициях, была включена в систему противотанковой обороны. Огневые позиции этой артиллерии были выбраны с таким расчетом, чтобы они обеспечивали ведение огня прямой наводкой как на подступах к переднему краю, так и в глубине с дистанции 800–1000 м. Для реактивных гвардейских минометных полков с целью нанесения поражения живой силе и танкам противника массированным огнем на особо важных направлениях распоряжением командующего артиллерией армии были заблаговременно подготовлены огневые позиции на небольшом удалении от переднего края. [395]

Артиллерийский противотанковый резерв дивизии в составе двух батарей противотанкового артиллерийского полка, имевших на вооружении четыре 85-мм зенитные и четыре 45-мм противотанковые пушки, был размещен на огневых позициях в районе Осташево. В его задачу входило уничтожать прорвавшиеся через боевые порядки батальонов первого эшелона танки противника. Одновременно с этим с целью наращивания усилий противотанковой обороны в полковых участках 1073-го и 1075-го стрелковых полков для артиллерийского противотанкового резерва дивизии были заблаговременно определены три рубежа развертывания: № 1 — свх. им. Сталина, Нов. Ботово; № 2 — восточная окраина Игнатково и лес юго-восточнее; № 3 — Солодово, Шульгино. Эти рубежи и подъезды к ним своевременно были разведаны командирами батарей противотанкового резерва.

В условиях господства в воздухе авиации противника командир дивизии и командиры частей обращали особое внимание на организацию борьбы со снижающимися вражескими самолетами. Для этого в частях и подразделениях дивизии были приспособлены для стрельбы по снижающимся самолетам противника станковые и ручные пулеметы. Во всех частях имелись лишь дежурные подразделения. Основной командный пункт дивизии, располагавшийся в районе Щекино, прикрывался ротой зенитных пулеметов отдельного зенитного артиллерийского дивизиона.

В ходе боевых действий на усиление дивизии были даны два зенитных артиллерийских полка, которые весьма эффективно вели борьбу с авиацией противника. Об успешном использовании всех средств для борьбы с авиацией противника в статье командующего 16-й армией генерала К. К. Рокоссовского, помещенной в армейской газете «Боевая тревога» за 6 ноября 1941 г., сообщалось, что «только за один день 25 октября нашей истребительной авиацией и бойцами товарища Панфилова было уничтожено 8 фашистских самолетов».

Учитывая, что противник имеет количественное превосходство, особенно в танках и авиации, командиры частей считали, что правильно выполнить свою задачу они смогут лишь при условии высокого боевого духа личного состава своих частей.

Необходимы были меры, которые помогли бы закалить части дивизии, не имевшие боевого опыта, убедить личный состав в силе своего оружия в борьбе с врагом.

Для этого по инициативе командира батальона 1073-го полка старшего лейтенанта Мамыш-Улы в частях дивизии были созданы отряды, предназначавшиеся для смелых и решительных атак противника еще на подходе его к обороне дивизии.

Командир дивизии одобрил эту инициативу и рекомендовал отбирать в отряд солдат и офицеров не из одного батальона, а из всего полка. В отряд посылались наиболее сильные и смелые солдаты и офицеры от каждой роты. Боевые действия таких отрядов давали возможность испробовать силу нашего оружия, узнать и [396] увидеть противника и убедиться в том, что при умелых и смелых действиях его можно с успехом бить.

Созданные в полках отряды нередко действовали весьма успешно. Так, например, отряд 1073-го стрелкового полка под командованием лейтенанта Рахимова получил задачу проникнуть в село Середа и уничтожить находящегося там противника, захватить пленных и заминировать дорогу. Отряд из расположения полка выступил в ночь с 15 на 16 октября. Соблюдая меры маскировки, отряд смелой атакой ворвался в населенный пункт, застигнув противника врасплох. Огнем из автоматов и ручными гранатами отряд уничтожил несколько десятков вражеских солдат, поджег много автомобилей, груженных военным имуществом, заминировал дорогу и, захватив пленных, в полном составе возвратился в полк.

Захваченные отрядом пленные показали, что противник с утра 16 октября переходит в наступление, намереваясь «завтракать в Волоколамске, а ужинать в Москве».

Солдаты и офицеры отряда, возвратившись в свои подразделения, рассказали солдатам, что смелые и разумные действия всегда являются залогом успеха в бою. Кроме того, действиями этого отряда удалась заблаговременно установить, что противник крупными силами вышел к можайской линии обороны и намерен с утра 16 октября начать атаку вдоль Волоколамского шоссе.




Если у Вас нет друзей - попробуйте для начала подружиться с собственной головой....

#8 Пользователь офлайн   Магаданец 

  • "Дед" форума
  • Перейти к галерее
  • Группа: Администраторы
  • Сообщений: 2 422
  • Регистрация: 22 Октябрь 10
  • ГородМосковская область

Отправлено 20 Ноябрь 2011 - 14:51

Цитата

Изучая опыт других частей, командир дивизии и его штаб учитывали, что немецко-фашистские войска в наступлении, как правило, наносят удары по флангам и в стыки наших частей. Поэтому в дивизии обращалось должное внимание обеспечению стыков.

Стык 316-й стрелковой дивизии и сводного полка пехотного училища имени Верховного Совета РСФСР обеспечивался сильным опорным пунктом в районе Львово и расположением на стыке пушечного артиллерийского полка РВГК.

В соответствии с распоряжением командующего армией о создании сильного опорного пункта в свх. Болычево на стыке с 133-й стрелковой дивизией командир 316-й дивизии приказал командиру 1075-го стрелкового полка, кроме создания опорного пункта в свх. Болычево, расположить приданный ему 1-й дивизион 857-го артиллерийского полка в районе Полево, Леонидово, Сославино, чтобы надежно обеспечить артиллерией стык с левым соседом.

Внутри дивизии фланги подразделений и частей обеспечивались плотным огнем станковых и ручных пулеметов.

В ожидании сильного удара противника, при наличии такой значительной ширины фронта полосы обороны дивизии, важное значение придавалось организации устойчивого и гибкого управления.

С этой целью командир дивизии лично определил места командных пунктов полков: для 1077-го стрелкового полка — Голоперово; для 1073-го стрелкового полка — Дубосеково и для 1075-го стрелкового полка — Игнатково. [397]

В дивизии было создано два командных пункта: один в Щекино, на котором находился начальник штаба дивизии полковник Серебряков И. И.; второй в Рюховское, возглавляемый командиром дивизии генерал-майором Панфиловым И. В.

Ход боя

(Схема 50)

Бои на левом фланге дивизии

К утру 16 октября противник сосредоточил основные силы 2-й танковой дивизии в лесах и населенных пунктах в районе Журавлиха, Лисавино, Никитино, Слядково. В 14 часов 30 минут 16 октября противник силами до 60 танков и батальона мотопехоты предпринял наступление в направлении свх. Болычево. Танки двигались на большой скорости двумя группами: одна группа с направления Лисавино, а другая — со стороны Стар. Тяга, Копцево. На танки был посажен десант автоматчиков.

Свх. Болычево обороняла 6-я стрелковая рота под командованием старшего лейтенанта Маслова В. С. В районе обороны роты было пять противотанковых орудий, из них три орудия располагались на юго-западной окраине совхоза, которые держали под обстрелом подступы к совхозу с юго-запада. Огневые позиции этих орудий были оборудованы для ведения фронтального и флангового огня. Два других орудия располагались в глубине, прикрывая своим огнем впереди стоящие орудия. Перед передним краем обороны роты был подготовлен противотанковый ров. Фланги роты упирались в реку Колоповка, имевшую заболоченные берега.

Двигавшиеся со стороны Лисавино танки противника, подойдя к противотанковому рву, остановились, а танки, перешедшие в атаку из Стар. Тяга, Копцево, сделали попытку преодолеть препятствия. В этот момент расчеты орудий открыли по ним прицельный огонь. Подразделения роты со всех видов оружия открыли залповый ружейно-пулеметный огонь по десанту противника, начавшему спешиваться с танков. Одновременно с этим танки противника и его пехота подверглись обстрелу артиллерии 1-го дивизиона 857-го артиллерийского полка. В непродолжительном бою противник потерял подбитыми 6 танков, два танка подорвались на противотанковых минах, один танк подорвался на мосту при переправе через р. Колоповка. Ружейно-пулеметным огнем было уничтожено большое количество пехоты противника.

Потеряв 9 танков и свыше роты пехоты, противник не смог ворваться в свх. Болычево и вынужден был отойти в исходное положение.

В 17 часов противник такими же силами вновь повторил атаку в прежнем направлении. Но на этот раз пехота двигалась за танками в пешем строю.

При подходе противника к переднему краю обороны наши войска сильным огнем отсекли пехоту противника от танков и остановили [398] ее перед передним краем. Однако до 30 танков противника преодолели р. Колоповка, обошли свх. Болычево и окружили 6-ю стрелковую роту в свх. Болычево.

Завязавшиеся упорные бои в свх. Болычево продолжались до наступления темноты. В ходе боя было подбито 8 танков и 3 орудия противника. С наступлением темноты противник, видя бесплодность своих атак, снова отошел в исходное положение.

Таким образом, в течение 16 октября противник, несмотря на его абсолютное превосходство в танках, не добился успеха.

Подразделения 2-го стрелкового батальона 1075-го стрелкового полка получили первый боевой опыт борьбы с танками противника. На их счету оказались первые подбитые и уничтоженные танки противника. Успех батальона стал достоянием всего личного состава дивизии.

После отхода противника с окраин свх. Болычево командир 1075-го стрелкового полка принял меры к восстановлению противотанкового рва и приказал произвести исправление минного поля.

Одновременно с этим командир дивизии выдвинул свой артиллерийский противотанковый резерв (две батареи противотанкового полка) в район Игнатково, то есть ближе к району обороны 2-го стрелкового батальона.

В течение ночи с 16 на 17 октября в полосе обороны дивизии действия противника ограничивались разведкой минных полей и противотанкового рва перед передним краем обороны 1075-го стрелкового полка.

Приведя в порядок свои части, противник во второй половине дня 17 октября силой до 40 танков и до двух батальонов пехоты 2-й танковой дивизии вновь перешел в наступление в направлении Федосьино, Игнатково, Осташево. Одновременно с этим противник продолжал выполнять задачу по овладению нашим опорным пунктом в свх. Болычево. На этот раз, учтя неудачный опыт наступления в лоб, немцы решили обойти свх. Болычево.

Преодолев заграждения и противотанковый ров, противник овладел населенным пунктом Красная Зорька и подошел к Федосьино. Однако овладеть с ходу Федосьино и выйти на шоссе с целью наступления в направлении Княжево, Игнатково противнику не удалось. Танки противника были встречены огнем батареи 85-мм орудий противотанкового полка, находившихся в противотанковом опорном пункте.

В этом бою гитлеровцы, видя бесплодность своих атак на Федосьино вдоль дороги, сделали попытки преодолеть р. Искона южнее Федосьино. С этой целью они обрушили удары артиллерии и авиации по нашей пехоте, оборонявшейся по восточному берегу р. Искона.

К исходу дня противник ценой больших потерь форсировал р. Искона южнее Федосьино и силами до 25 танков повел наступление на Федосьино с юга, а частью сил на Сославино. Наши подразделения из Федосьино вынуждены были отойти в район высоты 233,6. Наступление противника на Сославино успеха не имело, оно [399] было остановлено огнем орудий 1-го дивизиона 857-го артиллерийского полка и пехотой, отошедшей из района севернее свх. Болычево.

Противник, потеряв в течение 17 октября еще 8 танков, с наступлением темноты прекратил свои атаки. Однако в результате оставления ряда позиций устойчивость обороны на левом фланге 1075-го стрелкового полка была серьезно нарушена.

Подразделения 2-го стрелкового батальона, оборонявшиеся севернее свх. Болычево, отошли на рубеж высота 233,6, Полево, Сославино, потеряв почти все свои противотанковые орудия, входившие в артиллерийский противотанковый опорный пункт № 10. Несмотря на сложные условия обстановки, 6-я стрелковая рота с пулеметным взводом и тремя орудиями по-прежнему прочно удерживала свх. Болычево.

Благодаря хорошей организации круговой обороны и твердому управлению со стороны командира роты старшего лейтенанта Маслова, личный состав роты отразил все попытки врага овладеть свх. Болычево. Офицер Маслов, обладая твердой волей, не допустил отхода своих подразделений и в тот момент, когда противник пытался обойти роту с тыла. Рота, находясь уже в окружении, экономно расходуя боеприпасы, вела бой еще два дня.

И только тогда, когда в роте осталось по 3–5 патронов на бойца и дальнейшее удержание свх. Болычево было бессмысленным в связи с продвижением противника в направлении Осташево, старший лейтенант Маслов вывел роту к основным силам полка.

Прорвав оборону в стыке 16-й и 5-й армий, противник начал теснить части 5-й армии в юго-восточном направлении. На правом фланге 5-й армии создалось очень тяжелое положение.

В связи с этим один пушечный артиллерийский полк РВГК, составлявший подгруппу ДД 16-й армии и действовавший в полосе 316-й стрелковой дивизии, был передан в распоряжение командующего 5-й армией.

В ходе боя командиру дивизии стало ясно, что противник, имея плацдарм на р. Искона, с утра 18 октября вероятнее всего нанесет удар вдоль Волоколамского шоссе в направлении Княжево, Игнатково, Осташево. Поэтому наряду с выдвижением своего подвижного противотанкового резерва в район Игнатково командир дивизии принял меры к организации обороны в районе Осташево. С этой целью противотанковый район, организованный противотанковым артиллерийским полком, в ночь на 18 октября был перемещен из Спасс-Рюховское в район Осташево. Цель перемещения противотанкового района состояла в том, чтобы не допустить прорыва танков противника через р. Руза в районе Осташево, где имелась мостовая переправа. Кроме того, командир дивизии принял решение выдвинуть сюда свой общевойсковой резерв (учебный батальон), находившийся к этому времени в Щекино.

В связи с убытием в 5-ю армию 552-го пушечно-артиллерийского полка командир дивизии с разрешения командующего армией переместил 138-й пушечный артиллерийский полк РВГК с правого фланга полосы обороны, где противник не проявлял [400] активных действий, на огневые позиции, ранее занимаемые 552-м пушечным артиллерийским полком.

Силами роты армейского инженерно-минного батальона было произведено минирование подступов к Княжево и дороги Княжево, Игнатково. Здесь было установлено до 400 противотанковых мин.

Таким образом, в результате принятых командиром дивизии и его штабом мер глубина противотанковой обороны на левом фланге дивизии была значительно увеличена, что впоследствии сыграло свою положительную роль.

Противник в течение ночи на 18 октября подтягивал на захваченный на р. Искона плацдарм танки для удара вдоль Волоколамского шоссе.

В полосе обороны 1077-го и 1073-го стрелковых полков противник активности не проявлял.

С утра 18 октября немцы вновь предприняли атаку в направлении Княжево, Игнатково, Осташево. В атаке участвовало до 150 танков, которые двигались в несколько эшелонов. Вместе с танками наступало до двух батальонов пехоты.

Личный состав 1075-го стрелкового полка при поддержке противотанковых орудий и танков 21-й танковой бригады героически отражал атаку танков и пехоты противника. К 12 часам противник потерял в бою подбитыми и сожженными до 20 танков и штурмовых орудий.

В этом бою воины 1075-го стрелкового полка проявили исключительную храбрость, выдержку и уменье бить врага.

Так, утром 18 октября противник силами до двух рот пехоты с 25 танками начал атаку высоты 233,6. Оборонявший эту высоту стрелковый взвод, которым командовал младший лейтенант Ширматов, подпустил пехоту противника на расстояние до 200 м и начал расстреливать ее внезапным огнем из всех видов оружия. Противник не выдержал огневого удара и, потеряв несколько десятков солдат и офицеров, начал быстро отступать к своим танкам, двигавшимся несколько сзади. В это же время танки 21-й танковой бригады, находившейся в засаде в лесу восточнее высоты 233,6, внезапным огнем из своих орудий подожгли 6 вражеских танков, что еще более усугубило растерянность и панику в рядах наступавшего противника. Таким образом, первая атака противника на высоту 233,6 была сорвана.

Однако враг не оставил намерения овладеть высотой и спустя некоторое время вновь повторил свою атаку. Завязались упорные бои. Наши танки из засад расстреливали в упор танки противника. В разгар боя свыше двух десятков танков противника на максимальных скоростях прорвались на высоту 233,6 и начали продвигаться в направлении Княжево. Личный состав 4-й стрелковой роты, оборонявшей высоту, не дрогнул. Укрывшись в окопах и пропустив танки, рота завязала бой с вражеской пехотой.

Неоднократные атаки превосходящих сил немцев вынудили 4-ю роту, понесшую значительные потери, к отходу в северо-восточном направлении. [401]

Прорвавшиеся в Княжево танки противника были встречены огнем орудий противотанкового опорного пункта и четырех танков, находившихся в засаде под командованием командира роты лейтенанта Матяжина.

С отходом 4-й стрелковой роты с высоты 233,6 положение наших подразделений в Княжево значительно осложнилось. Противник, пытаясь прорваться в направлении Осташево, ввел в бой все свои танки и усилил натиск на подразделения, оборонявшие Игнатково, Княжево, Полево, Леонидово.

Несмотря на упорное сопротивление наших подразделений, противнику, имевшему абсолютное превосходство в танках, к 12 часам удалось выйти в район Игнатково, откуда он начал развивать удар на Осташево.

По мере продвижения вражеских танков вперед все больше наших подразделений оставалось в тылу врага. Несмотря на сложность обстановки, эти подразделения продолжали оказывать противнику упорное сопротивление, проявляя стойкость и мужество. Когда танки противника ворвались в деревню Игнатково, где находился штаб 1075-го стрелкового полка, начальник штаба полка капитан Манаенков приказал уничтожить гранатами прорвавшиеся в село танки. Вооружившись гранатами, он лично подорвал два фашистских танка. Будучи ранен и окружен фашистами в подожженном сарае, капитан Манаенков предпочел сгореть, но не сдаться врагу.

Личный состав 1-го дивизиона 857-го артиллерийского полка вел бой до полного израсходования снарядов. Когда же командир дивизиона увидел, что дорога Княжево, Осташево перерезана противником и вывести орудия по бездорожью невозможно, он приказал взорвать материальную часть и тягачи, чтобы они не достались врагу, а личный состав через лес вывел в Осташево.

Непрерывно наращивая свои силы, противник к 14 часам вышел к южному берегу р. Руза южнее Осташево.

Подразделения 1-го и 3-го стрелковых батальонов 1075-го стрелкового полка вели тяжелые бои в районе Дерменцево, Кашилово, отходя к р. Руза. 2-й стрелковый батальон понес тяжелые потери и, оставив 6-ю роту в свх. Болычево, отходил в район Солодово.

В сложившейся обстановке командир дивизии приказал командиру 1075-го стрелкового полка отвести 3-й стрелковый батальон на северный берег р. Руза и совместно с 1-м стрелковым батальоном, также отходившим на этот рубеж, занять оборону на участке Лазарево, Нов. Ботово с тем, чтобы совместно с учебным батальоном дивизии образовать сплошной фронт обороны на северном берегу р. Руза включительно до Солодово.

Огонь 138-го и 523-го пушечных артиллерийских полков командир дивизии нацелил на уничтожение противника в районах Кашилово и Дерменцево. Огонь этих артиллерийских полков имел также целью обеспечить отход подразделений 1075-го стрелкового полка на северный берег р. Руза и не допустить форсирования противником реки Руза в районе Осташево. [402]

После двух артиллерийских налетов по району Дерменцево противник ослабил свой натиск против 3-го и 1-го батальонов 1075-го стрелкового полка. Основные усилия, несмотря на губительный огонь 296-го противотанкового артиллерийского полка, противник сосредоточил в направлении Осташево, где занимали оборону 296-й противотанковый артиллерийский полк и учебный батальон под командованием капитана Лысенко.

Личный состав учебного батальона оказывал сильное сопротивление наступавшему врагу, но противник, имея значительное превосходство в силах, переправился на северный берег реки Руза и овладел частью Осташево.

С целью ликвидации ворвавшегося в. Осташево противника командир учебного батальона капитан Лысенко предпринял контратаку частью сил батальона. Однако контратака оказалась запоздалой. Противник к этому времени уже успел ввести в Осташево до 30 танков. Кроме того, южнее Осташево на северный берег реки Рузы переправилось до роты пехоты. Все это осложнило обстановку в этом районе, контратаковавшие подразделения, хотя и нанесли противнику крупные потери, сами в этом бою также понесли большие потери. Смертью храбрых погиб в этом бою командир батальона капитан Лысенко.

Оставшийся личный состав учебного батальона продолжал совместно с 296-м противотанковым артиллерийским полком героически сражаться с наседавшим на них многочисленным врагом.

Бросая в бой все новые и новые силы, к концу дня противнику удалось полностью овладеть Осташево. В этих боях наши части подбили и сожгли до 30 вражеских танков и штурмовых орудий.

296-й противотанковый артиллерийский полк в этом бою также понес значительные потери. Из строя было выведено 9 орудий и 8 тракторов. На этом участке дивизии сложилась сложная и напряженная обстановка. Угроза прорыва неприятельских танков в г. Волоколамск значительно увеличилась.

В это время на командный пункт командира дивизии в Рюховское прибыли командующий армией генерал-майор Рокоссовский К. К. и командующий артиллерией армии генерал-майор Казаков В. И.

Генерал Рокоссовский, выслушав доклад командира дивизии об обстановке, потребовал во что бы то ни стало удержать рубеж Лукино, Становище, Вораксино. По его распоряжению дивизия была усилена артиллерийско-противотанковым резервом армии.

Выполняя указания командующего армией, генерал-майор Панфилов в течение ночи провел ряд мероприятий по усилению обороны на этом направлении. Остатки 296-го артиллерийского противотанкового полка и учебного батальона после тяжелых оборонительных боев в Осташево были выведены из боя и заняли оборону в районе Становище.

Подразделения 3-го и 1-го батальонов 1075-го стрелкового полка с наступлением темноты, переправившись на северный берег р. Руза, заняли оборону на рубеже Нов. Ботово, Лукино. [403]

Остальные части дивизии по-прежнему удерживали свои участки обороны.

Таким образом, в течение 18 октября противник, сосредоточив более 100 танков на участке 1075-го стрелкового полка, стремился прорвать нашу оборону вдоль Волоколамского шоссе, не проявляя активности на других участках полосы обороны дивизии.

К этому времени в распоряжении командира дивизии не осталось никаких резервов для маневра, тогда как положение на левом фланге дивизии продолжало оставаться тяжелым.

В сложившейся обстановке было ясно, что 296-й противотанковый артиллерийский полк, отошедший в район Становище, удержать его своими силами не сможет. Для усиления этого направления командир дивизии приказал командиру 1075-го стрелкового полка 2-й стрелковый батальон, отошедший накануне в Солодово, срочно перебросить в Становище.

Командиру 138-го пушечного артиллерийского полка РВГК было приказано часть орудий поставить вдоль шоссе для стрельбы прямой наводкой по танкам противника.

В свою очередь командующий армией, учитывая, что противник главный удар наносит в полосе 316-й дивизии, выдвинул в ее полосу из своего резерва 289-й противотанковый полк в Спасс-Рюховское, а две батареи 768-го противотанкового полка на ст. Волоколамск и подчинил их командиру 316-й стрелковой дивизии.

Командующий армией обратил внимание командира 316-й стрелковой дивизии на необходимость организации глубокой противотанковой обороны вдоль Волоколамского шоссе и потребовал, кроме имевшегося в дивизии на этом направлении противотанкового района создать еще два противотанковых района: один в Рюховское, а другой на ст. Волоколамск. Таким образом, в ходе боя к 18 октября вдоль шоссе на Волоколамск было создано три мощных противотанковых района.

Кроме того, по распоряжению командующего армией дивизии была подчинена особая группа реактивных минометных установок М-8 и М-13. Командир дивизии выдвинул эту группу в лес западнее Спасс-Рюховское и поставил ей задачу быть в готовности к нанесению огневых ударов по скоплениям противника.

Все эти мероприятия значительно укрепили оборону дивизии и способность ее противостоять мощным танковым атакам противника.

С утра 19 октября противник из района Осташево при поддержке до 35 танков перешел в наступление в двух направлениях: Становище, Спасс-Рюховское; Солодово, Чертаново, намереваясь фланговыми ударами окружить и уничтожить 296-й противотанковый полк и 2-й стрелковый батальон 1075-го стрелкового полка, оборонявших Становище.

Одновременно до 50–60 танков начали движение из района Бражниково в направлении Осташево.

Приблизившиеся к Становище до 25 танков противника начали вести огонь по населенному пункту с целью выявления наших противотанковых орудий. Но артиллеристы не обнаруживали себя. [404]

Тогда танки врага начали смело подходить вплотную к р. Демшенко, чтобы преодолеть ее.

Выждав удобный момент, артиллеристы 3-й батареи 138-го пушечного артиллерийского полка РВГК, огневые позиции которой находились в Лукино, внезапным фланговым огнем вывели из строя 4 танка противника, а остальные, попав под сильный огонь, повернули обратно. Одновременно с этим немцы стремились прорваться силами 10 танков в направлении Чертаново. Три танка противника прорвались в Чертаново и вышли к Рюховское, но здесь были уничтожены огнем 3-й и 6-й батарей 289-го противотанкового артиллерийского полка. Танки противника, наступавшие на Становище, не выдержав огня нашей артиллерии, начали отходить на юг. По отходившим танкам вела огонь артиллерия 138-го пушечного артиллерийского полка РВГК, кроме того, был дан залп дивизиона 13-го гвардейского минометного полка, в результате которого было уничтожено 3 вражеских танка. Одновременно гвардейские минометы произвели залп по скоплениям пехоты и танков в районе Бражниково.

Залпы гвардейских минометов оказались настолько неожиданными для противника, что он обратился в паническое бегство из Бражниково в лес южнее. Противник, находившийся в Осташево, в течение 19 октября неоднократно предпринимал попытки вести наступление, но, потеряв до 10 танков и большое количество пехоты, не добился успеха.

20 октября немцы несколько раз пытались сосредоточить в Осташево танки для наступления, но огнем нашей артиллерии с закрытых огневых позиций и особенно массированным огнем гвардейских минометов атаки его срывались.

Таким образом, за пять дней ожесточенных боев на левом фланге 316-й стрелковой дивизии противник, бросив в бой большое количество танков и наступая на узком участке фронта, сумел добиться лишь незначительного успеха. Углубившись в оборону дивизии от 1 до 15 км, противник встретил упорное сопротивление наших войск и до 25 октября не в состоянии был продолжать наступление на этом направлении.

С 20 по 25 октября противник на направлении Осташево, Рюховское, Волоколамск подтягивал силы, восстанавливал подбитые танки и на отдельных участках вел разведку мелкими группами пехоты с одним — двумя танками. Одновременно с этим немцы начали сосредоточивать пехоту в районе Шаховская, Середа.

Затишье в боях частями 316-й стрелковой дивизии было использовано для усиления обороны и перегруппировки сил и средств в соответствии со складывавшейся обстановкой.

В предвидении перехода в наступление крупных сил противника с нескольких направлений в 316-й стрелковой дивизии до 22 октября были произведены необходимые перегруппировки частей и подразделений.

138-й пушечный артиллерийский полк РВГК был снова переброшен [405] на свои огневые позиции на правом фланге дивизии, которые он занимал до 16 октября.

296-й противотанковый артиллерийский полк был перегруппирован в противотанковый район, подготовленный в населенном пункте Рюховское. В район Становище, где оборонялись остатки 2-го стрелкового и учебного батальонов, была сосредоточена вся противотанковая артиллерия 1075-го стрелкового полка.

316-й дивизии был подчинен 1-й дивизион 358-го артиллерийского полка 126-й стрелковой дивизии, вышедший из окружения и сосредоточившийся в г. Волоколамске. Этот дивизион распоряжением командующего артиллерией армии временно был включен в состав 857-го артиллерийского полка 316-й стрелковой дивизии как 3-й дивизион. Дивизион занял огневые позиции в районе Ивлево и был подчинен командиру 1075-го стрелкового полка.

Остальные элементы боевого порядка дивизии оставались без изменений.

Для усиления борьбы с танками противника командующий армией 20 октября дал указания о более эффективном использовании инженерных взрывных противотанковых заграждений. Командующий армией требовал, чтобы взрывные противотанковые заграждения применялись не только как заблаговременно установленные, но и в ходе боя путем маневра ими на путях движения танков.

С этой целью в полках и дивизиях создавались истребительные противотанковые отряды в составе взвод — рота саперов с небольшим подвижным запасом противотанковых мин и бутылок с горючей смесью.

Состав отряда рекомендовалось иметь: в стрелковых полках — взвод, в дивизии — рота саперов. Отряд должен был передвигаться на грузовых автомобилях. Вооружение истребительных противотанковых отрядов было примерно следующим: в полку 150 противотанковых гранат, 75 бутылок с зажигательной смесью и 150 противотанковых мин; в дивизионном отряде — все перечисленное удваивалось.

Командир 316-й стрелковой дивизии использовал для создания истребительного противотанкового отряда дивизии приданную саперную роту инженерного батальона армии, расположив ее в Рюховское.

Одновременно командир дивизии принял меры по устройству противотанковых заграждений южнее Становище.

Оборонительные бои дивизии 23–25 октября

После неудавшейся попытки овладеть Волоколамском наступлением вдоль шоссе с юга противник 23 октября перешел в наступление силами 35-й пехотной дивизии из района Середа на участке обороны 1073-го стрелкового полка в направлении Кр. Гора, Клишино.

Одновременно 110-я пехотная дивизия, которая к этому времени закончила сосредоточение в районе Шаховская, вела разведку боем [406] на участке обороны 1077-го стрелкового полка и сводного полка пехотного училища имени Верховного Совета РСФСР.

Попытка противника 23 октября вклиниться в оборону 1077-го стрелкового полка в районе Назарьево и на участке обороны сводного полка пехотного училища была успешно отражена.

На участке обороны 1073-го стрелкового полка до двух батальонов пехоты противника, после сильной артиллерийской подготовки, при поддержке авиации в 11 часов начали форсировать р. Руза в районе Кр. Гора. К 12 часам 30 минутам немцам удалось преодолеть сопротивление 2-го стрелкового батальона и овладеть Кр. Гора. Захватив плацдарм на восточном берегу р. Руза, противник подтянул сюда свои силы и предпринял сильные атаки в направлении Новлянское, Ивановское с целью соединения со своими войсками в районе Осташево. Одновременно противник начал наступление из района Осташево против 1075-го стрелкового полка в направлении Становище.

В результате завязавшихся боев противнику удалось несколько вклиниться в оборону 1075-го стрелкового полка, но продвижение его было остановлено.

На участке обороны 1073-го стрелкового полка противнику к 17 часам 30 минутам удалось овладеть Новлянское и силами до двух рот автоматчиков прорваться в направлениях Новошурино и Ивановское. Однако и здесь дальнейшее продвижение противника было остановлено.

Учитывая создавшуюся обстановку, командир дивизии потребовал от командира 1073-го стрелкового полка контратакой своих сил уничтожить прорвавшегося противника и восстановить положение в районах Новошурино и Ивановское.

Выполняя поставленную задачу, командир полка ночью на 24 октября контратакой части сил 3-го стрелкового батальона, удерживавших Ивановское, несколько потеснил противника в направлении Новошурино. Выполнить же поставленную задачу полностью из-за недостатка сил полк не смог.

На остальных участках обороны 316-й стрелковой дивизии положение оставалось без изменений. Попытки противника начать наступление из района Осташево 23 и 24 октября в направлениях Становище и Лукино были отражены огнем гвардейских минометных полков. Утром 24 октября после сильной артиллерийской и авиационной подготовки противник вновь предпринял атаки в направлении Новошурино, Сафатово. Несмотря на героическое сопротивление подразделений 1073-го стрелкового полка, противнику ценой больших потерь удалось овладеть Новошурино, Сафатово, Горбуново, а отдельными группами автоматчиков выйти к Дубосеково. Не имея на этом участке танков, противник наступал при поддержке артиллерии и авиации, как правило, обходя населенные пункты.

Выход немцев в течение 24 октября в район Сафатово, Горбуново вынудил командира дивизии переместить огневые позиции 523-го пушечного артиллерийского полка РВГК в район восточнее [407] Козино. К исходу дня 24 октября противник небольшими группами пехоты и танков начал выдвижение из района Шаховская к участку обороны 1077-го стрелкового полка и на левый фланг сводного полка пехотного училища. Разведкой и наблюдением было установлено, что противник подтягивает танки и мотопехоту из района Бражниково в район Осташево. В ночь с 24 на 25 октября на всем фронте обороны дивизии наступило затишье.

Данными всех видов разведки было установлено, что противник готовит наступление на всем фронте дивизии и соседей.

Такая оценка обстановки полностью подтвердилась. В 8 часов 30 минут 25 октября противник начал артиллерийскую подготовку, особенно сильный артиллерийский огонь велся по районам Спасс-Рюховское, Рюховское и Дубосеково. В конце артиллерийской подготовки по боевым порядкам 1075-го стрелкового полка и 289-го противотанкового артиллерийского полка был нанесен бомбовый удар 30 самолетами Ю-88.

Несколько минут спустя над этим районом появилась новая группа бомбардировщиков в количестве до 50 самолетов. Сбросив большое количество мелких осколочно-фугасных бомб, самолеты стали пикировать и обстреливать из пулеметов боевые порядки, особенно 289-го артиллерийского противотанкового полка, а также правый фланг 1075-го и левый фланг 1073-го стрелковых полков.

В ходе бомбардировок нашей истребительной авиацией и зенитной артиллерией было сбито 4 самолета противника.

В результате артиллерийской подготовки и бомбовых ударов авиации противника серьезные потери были нанесены подразделениям 1075-го стрелкового полка, не успевших еще зарыться в землю и оборудовать свои позиции в инженерном отношении. Противотанковая артиллерия, находившаяся в боевых порядках подразделений 1075-го полка, также понесла значительные потери.

Спустя несколько минут после второго налета авиации, противник перешел в наступление вдоль Волоколамского шоссе. В наступлении принимали участие до двух батальонов пехоты и до 100 танков.

Главный удар противник наносил вдоль Волоколамского шоссе, где 80–90 танков двумя эшелонами двигались из района Осташево в направлении Спасс-Рюховское. Одновременно с этим противник предпринял атаку крупными силами пехоты и танков на участках обороны 1075-го стрелкового полка и сводного полка пехотного училища. До полка пехоты с 30 танками наступали на участке обороны 1073-го стрелкового полка из района Сафатово, Горбуново в направлении ст. Волоколамск. Таким образом, 25 октября завязались ожесточенные бои во всей полосе обороны дивизии.

Две первые атаки противника на участке обороны 1077-го стрелкового полка были отражены организованным огнем подразделений перед передним краем, но противник продолжал яростные атаки, подвергал массированным ударам артиллерии и авиации районы Курьяново, Афанасово, Ильинское, Михайлрвское, Аксеново и Зубово. [408]

К 12 часам противник силами до полка пехоты с танками ворвался в Ильинское. Продолжая частью сил вести бой за овладение Ильинское, противник основные силы направил на овладение Афанасово, чтобы тем самым содействовать своим войскам, не имевшим пока успеха в прорыве переднего края нашей обороны на участке Назарьево, Бухолово.

Прорвав на участке Назарьево, Бухолово передний край нашей обороны, противник к 17 часам, овладев Курьяново, Афанасово, Ильинское, вышел к Спасс-Помазкино, Михайловское, Зубово, Шибаново, где соединился с частями, наступавшими из района Сафатово. Положение 1077-го стрелкового полка стало очень тяжелым. За день боя на участке полка было уничтожено 15 вражеских танков, но противник, не считаясь с потерями, отчаянно атаковал полк и рвался к Волоколамску.

Положение усугублялось еще и тем, что противник в полосе обороны сводного полка пехотного училища также имел значительный успех.

На левом фланге 1073-го стрелкового полка положение в течение всего дня оставалось устойчивым, здесь оборонялся 2-й батальон под командованием старшего лейтенанта Мамыш-Улы. Этот батальон, опираясь на населенные пункты и лес, удержал свой участок, на котором он закрепился вечером 24 октября. Однако в связи, с быстрым отходом остальных подразделений полка к исходу дня батальон оказался отрезанным от своих войск и в течение двух дней с напряженными боями выходил из окружения в район Волоколамска на соединение с основными силами полка.

Особенно тяжелые оборонительные бои развернулись 25 октября на левом фланге дивизии на Волоколамском шоссе в районе Спасс-Рюховское и Рюховское, где наступала главная танковая группировка противника. Танки противника двигались из Осташево двумя эшелонами. Пехоты между танками не было видно, но по мере приближения танков противника к нашей обороне было обнаружено, что почти за каждым танком была прикреплена волокуша, на которой буксировалась пехота.

Танки противника, двигаясь в атаку, вели огонь на ходу из орудий и пулеметов. В это же время появилась новая группа самолетов, обрушившая свой удар по боевым порядкам 1075-го стрелкового полка на рубеже Лукино, Становище.

Малочисленные подразделения 1075-го стрелкового полка, оставшись без противотанковых средств, не выдержали удара атаковавших их 70–80 танков и с боем начали отходить в лес севернее Становище и далее к Спасс-Рюховское в район огневых позиций 289-го противотанкового артиллерийского полка. Это создало угрозу прорыва танков противника в населенный пункт Спасс-Рюховское, так как орудия 289-го противотанкового полка не могли вести огонь по вражеским танкам во время отхода нашей пехоты из-за опасности поражения ее своим огнем.

С целью ликвидации этой угрозы командир дивизии приказал произвести залп гвардейских минометов по первому эшелону наступавших [409] танков противника. Произведенным залпом 6 танков противника было подожжено, и атака его захлебнулась. Воспользовавшись замешательством противника, подразделения 1075-го стрелкового полка вышли в район Спасс-Рюховское и заняли оборону совместно с 289-м артиллерийским противотанковым полком.

В это время на командный пункт 316-й стрелковой дивизии в Рюховское прибыл командующий армией генерал-майор Рокоссовский. Выслушав доклад генерала Панфилова об обстановке в полосе дивизии, генерал-майор Рокоссовский потребовал во что бы то ни стало не допустить прорыва танков противника на Спасс-Рюховское и далее на Волоколамск. Дав соответствующие указания командиру дивизии, вспоминает бывший начальник оперативного отделения 316-й стрелковой дивизии капитан Гофман К. П., генерал Рокоссовский приказал соединить его по телефону с командиром 289-го противотанкового артиллерийского полка. Выслушав краткий доклад командира противотанкового полка об обстановке, наличии материальной части и боеприпасов в полку, генерал Рокоссовский передал ему следующее: «Противник наносит свой главный удар вдоль шоссе на Волоколамск с целью отрезать главные силы дивизии и прорваться к Москве. Пехота 1075-го полка, действующего на этом участке фронта, очень слаба. Ваша задача не допустить прорыва танков противника через Спасс-Рюховское, чего бы это ни стоило. Пехота 1075-го полка обеспечит полк от просачивания в ваши боевые порядки пехоты противника».

Командир полка майор Ефремов заверил командующего армией, что его приказ будет выполнен и танки врага на Москву не пройдут.

Командир полка, понимая сложность обстановки, потребовал от командиров батарей усилить наблюдение за противником, в расположении которого снова началось оживление, свидетельствовавшее о скором повторении атаки.

Вскоре на опушке леса показались танки противника в количестве до 60 машин. Танки двигались на батареи старших лейтенантов Белякова и Капацына. Командир полка майор Ефремов передал приказ командирам всех батарей зарядить орудия и ждать, пока вражеские танки подойдут ближе, чтобы расстреливать их наверняка. Наблюдая движение пехоты, которая на этот раз двигалась за танками противника, командир полка приказал приготовиться к ведению огня попеременно бронебойными снарядами по танкам и осколочными по пехоте.

Подпустив танки противника на дистанцию 400–500 м, все батареи первой линии одновременно открыли огонь. Интенсивный ружейно-пулеметный огонь открыла и пехота 1075-го стрелкового полка, находившаяся теперь непосредственно в боевых порядках батарей 289-го артиллерийского противотанкового полка.

Начался напряженный и кровопролитный для обеих сторон бой.

Противник рвался в Спасс-Рюховское, но отважные артиллеристы 289-го противотанкового артиллерийского полка и стрелковые подразделения 1075-го полка храбро отбивались и меткими [410] выстрелами один за другим выводили из строя танки противника.

Особенно напряженная обстановка сложилась для батареи старшего лейтенанта Капацына, эту батарею атаковало наибольшее количество танков противника. Командир батареи, спокойно руководя боем, в нужные моменты, презирая смерть, перебегал от одного орудия к другому, подбадривал своих подчиненных, а там, где появлялась необходимость, становился сам наводчиком или заряжающим. Когда группа танков противника подошла совсем близко к огневой позиции батареи, старший лейтенант Капацын подбежал к орудию сержанта Сторижко, навел орудие и первым же выстрелом подбил танк. Личный состав этого орудия ободрился и стал еще энергичнее помогать своему командиру. Капацын продолжал стрелять. От его выстрелов загорелось еще 2 вражеских танка, а остальные, уклоняясь от боя, свернули в сторону.

Вследствие непрерывного ведения огня и дыма от горящих танков видимость в районе боя сильно ухудшалась. Однако и в этих условиях артиллеристы приспособились вести огонь по вспышкам выстрелов вражеских танков.

Прошло три часа напряженного боя. На поле боя остались подбитыми и сгоревшими 46 танков противника и сотни трупов вражеских солдат и офицеров.

Убедившись, что населенный пункт Спасс-Рюховское не взять в лоб, противник пустил около 25 танков в обход этого населенного пункта справа, через Чертаново. Танки двигались на больших скоростях. Командир батареи капитан Сиромаха, вовремя заметивший маневр противника, изготовился к открытию огня и, как только танки приблизились на расстояние прямого выстрела, приказал артиллеристам открыть огонь. Расчеты орудия действовали быстро и точно. Расчет орудия сержанта Калинина десятью выстрелами подбил 5 танков.

Но шесть танков все же ворвались на огневые позиции славной батареи и начали ее «утюжить». Один танк стал делать развороты над ровиками, в которых укрылся расчет сержанта Калинина. Надежно оборудованные щели выдержали. Артиллеристы остались невредимыми, но их пушка была выведена из строя.

Другой танк был подбит связкой гранат, брошенной под него, командиром батареи капитаном Сиромаха.

Бой с танками длился несколько часов. Батарея старшего лейтенанта Капацына в течение этого боя подбила и сожгла в общей сложности более десяти танков, но орудия его батареи постепенно выбывали из строя.

В самый разгар боя замолчало третье орудие. К орудию быстро без особых на то указаний подползли командир отделения связи младший сержант Стемасов и тракторист Чоботов. Вместе с оставшимся расчетом они начали откапывать засыпанный землей от разрыва [411] снаряда лафет. В это время к ним пробрался наводчик Неронов. Но когда они стали готовить орудие к бою, то оказалось, что стрелять из орудия было нельзя, так как осколком разбило панораму. Тогда Стемасов решил стрелять из орудия, наводя его через ствол. Первый выстрел для пробы произвели по стоявшему неподалеку стогу сена. Стог вспыхнул.

Теперь Стемасов уверенно навел орудие в подходивший танк. Выстрел... Танк вздрогнул, остановился — и запылал.

Вскоре подполз Неронов с запасной панорамой, которая тут же была поставлена на место.

Трое смельчаков продолжали стрелять и подбили еще несколько танков. Но в пылу боя они не заметили, как вражеские танки стороной от огневых позиций прорвались далеко в тыл и отрезали их от остальных батарей. Положение крайне осложнилось, однако герои не растерялись. Они решили собрать уцелевшие орудия, всю технику и во что бы то ни стало пробиться к своим. К счастью, хорошо укрытые в тылу тракторы уцелели. Вызвав тракторы и прицепив к ним уцелевшие орудия, Стемасов со своими боевыми товарищами двинулись в опасный путь. По труднопроходимым лесным дорогам им удалось не только вывезти свои орудия и снаряды, но и подобрать на поле боя по пути следования раненых солдат и офицеров.

296-й противотанковый артиллерийский полк, стоявший на огневых позициях в районе Рюховское, вел в это время тяжелый, неравный бой с 20–30 танками, вышедшими к огневым позициям из Горбуново.

Оба противотанковых артиллерийских полка, отходя от одного рубежа к другому, к исходу дня стали на огневые позиции в районе ст. Волоколамск, где вели бой до ночи. В течение 25 октября этими полками было уничтожено несколько десятков танков противника.

316-я стрелковая дивизия, понесшая значительные потери в предыдущих боях, с трудом сдерживала натиск превосходящих ее вражеских войск.

С наступлением темноты дивизия по приказанию командующего 16-й армией была отведена на восточный берег р. Лама, где с 26 октября совместно с подчиненным ей 690-м стрелковым полком 126-й стрелковой дивизии организовала оборону. На этом рубеже 316-я стрелковая дивизия отражала атаки врага еще в течение трех дней, после чего противник вынужден был прекратить наступление на этом участке. В дальнейшем до 15 ноября на волоколамском направлении противник активных действий не проявлял.

* * *

Оборонительные бои 316-й стрелковой дивизии на волоколамском направлении являются славной страницей в истории Великой Отечественной войны. Успешные бои дивизии были результатом целеустремленной и кропотливой работы офицеров частей и подразделений по подготовке к предстоявшим боям личного состава. В борьбе с сильным и коварным противником, имевшим значительное [412] превосходство в танках и авиации, славные воины 316-й стрелковой дивизии сражались разумно и стойко, нанося противнику большие потери в живой силе и боевой технике

Несмотря на требования и приказы немецко-фашистского командования прорваться к Москве, враг был обескровлен, измотан и остановлен. Партия, правительство и Верховное Главнокомандование высоко оценили мужество и стойкость личного состава дивизии и приданных ей на усиление частей. За проявленные стойкость, мужество, отвагу и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками под Волоколамском приказом Народного Комиссара Обороны 136-я стрелковая дивизия была преобразована в 8-ю гвардейскую дивизию, а 289-й и 296-й противотанковые артиллерийские полки преобразованы соответственно в 1-й и 2-й гвардейские артиллерийские противотанковые полки. [413]


Если у Вас нет друзей - попробуйте для начала подружиться с собственной головой....

#9 Пользователь офлайн   Магаданец 

  • "Дед" форума
  • Перейти к галерее
  • Группа: Администраторы
  • Сообщений: 2 422
  • Регистрация: 22 Октябрь 10
  • ГородМосковская область

Отправлено 20 Ноябрь 2011 - 14:54

Изображение
Если у Вас нет друзей - попробуйте для начала подружиться с собственной головой....

#10 Пользователь офлайн   Магаданец 

  • "Дед" форума
  • Перейти к галерее
  • Группа: Администраторы
  • Сообщений: 2 422
  • Регистрация: 22 Октябрь 10
  • ГородМосковская область

Отправлено 20 Ноябрь 2011 - 14:55

Изображение
Если у Вас нет друзей - попробуйте для начала подружиться с собственной головой....

#11 Пользователь офлайн   Магаданец 

  • "Дед" форума
  • Перейти к галерее
  • Группа: Администраторы
  • Сообщений: 2 422
  • Регистрация: 22 Октябрь 10
  • ГородМосковская область

Отправлено 20 Ноябрь 2011 - 14:55

Изображение
Если у Вас нет друзей - попробуйте для начала подружиться с собственной головой....

#12 Пользователь офлайн   Магаданец 

  • "Дед" форума
  • Перейти к галерее
  • Группа: Администраторы
  • Сообщений: 2 422
  • Регистрация: 22 Октябрь 10
  • ГородМосковская область

Отправлено 20 Ноябрь 2011 - 14:59

А вот - что нужно (по нормативам 1941 года) для организации устойчивой обороны....








Таблица 2

Плотности штатных орудий и минометов дивизии
калибра 76 мм и выше на 1 км фронта


Периоды войны

Плотности штатных орудий и минометов

при наступлении в поло-
се 2—3 км

при обороне в полосе
8—10 км

Первый

46—68

14—17

Второй

52—79

16—20

Третий

64—96

19—24


Если у Вас нет друзей - попробуйте для начала подружиться с собственной головой....

#13 Пользователь офлайн   easyJet 

  • Боцман
  • PipPipPip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 1 188
  • Регистрация: 23 Октябрь 10

Отправлено 20 Ноябрь 2011 - 15:11

Так и не увидел в нормативах по обеспечению плотности огня черенков от лопат, бадминтонных ракеток и панцирных сеток. :wink4:
1

#14 Пользователь офлайн   Магаданец 

  • "Дед" форума
  • Перейти к галерее
  • Группа: Администраторы
  • Сообщений: 2 422
  • Регистрация: 22 Октябрь 10
  • ГородМосковская область

Отправлено 20 Ноябрь 2011 - 15:29

Просмотр сообщенияeasyJet (20 Ноябрь 2011 - 15:11) писал:

Так и не увидел в нормативах по обеспечению плотности огня черенков от лопат, бадминтонных ракеток и панцирных сеток. :wink4:


Это, конечно, шутки, можно и посмеяться, НО:
-нормальная дивизия должна стабильно держать оборону на фронте шириной до 10 - 15 километров.
-плотность артиллерии при этом должна составлять не менее 17 стволов на километр фронта.

Когда читаешь, как Рокоссовский собирал измотанные, обескровленные в боях части и отдельные подразделения, потерявшие до 30% личного состава (при таких потерях части и подразделения считаются потерявшими боеспособность) и организовывал оборону на фронте в 40 (!!!!!!) километров, зная, что резервов у него практически нет, а противостоит ему сильная группировка, усиленная танками.....
Если у Вас нет друзей - попробуйте для начала подружиться с собственной головой....

#15 Пользователь офлайн   easyJet 

  • Боцман
  • PipPipPip
  • Группа: Пользователи
  • Сообщений: 1 188
  • Регистрация: 23 Октябрь 10

Отправлено 20 Ноябрь 2011 - 17:01

Просмотр сообщенияМагаданец (20 Ноябрь 2011 - 15:29) писал:

Это, конечно, шутки, можно и посмеяться, НО:
-нормальная дивизия должна стабильно держать оборону на фронте шириной до 10 - 15 километров.
-плотность артиллерии при этом должна составлять не менее 17 стволов на километр фронта.

Когда читаешь, как Рокоссовский собирал измотанные, обескровленные в боях части и отдельные подразделения, потерявшие до 30% личного состава (при таких потерях части и подразделения считаются потерявшими боеспособность) и организовывал оборону на фронте в 40 (!!!!!!) километров, зная, что резервов у него практически нет, а противостоит ему сильная группировка, усиленная танками.....


Так это и есть подвиг. Странно, что это кто-то пытается оспаривать. Число героев было явно больше 28-ми. И не Мироненко гавкать в сторону ГлавПУРа.
0

#17 Пользователь офлайн   Магаданец 

  • "Дед" форума
  • Перейти к галерее
  • Группа: Администраторы
  • Сообщений: 2 422
  • Регистрация: 22 Октябрь 10
  • ГородМосковская область

Отправлено 20 Ноябрь 2011 - 17:29

*
Популярное сообщение!

Любому человеку, мало-мальски интересующемуся ВОВ, давно это известно, как и то, что данный подвиг - просто пропагандистский ход, раскрученный Главпуром чисто в воспитательных целях.
Ясно, что основные бои произошли не у разъезда Дубосеково, а у деревни Дубосеково, находящейся на 10 километров западнее.
Разъезд - это был важный пункт, дававший возможность немцам пересечь железную дорогу танками и рвануть на Москву практически не встречая сопротивления.
Но что это меняет признание сего факта по сути?
Уменьшает или просто уничтожает героизм и мужество солдат и офицеров, выдержавших многодневную атаку многократно превосходящих сил противника и давших возможность сформировать, укомплектовать, выучить и перебросить на фронт резервные дивизии, которые уже 10 декабря выбили немцев из того же Волоколамска?

Вот не могу никак понять всю эту шваль, выискивающую "ложь" о солдатах и офицерах, благодаря которым они сейчас могут соревноваться в поисках дерьма, пользуясь всем тем, что им оставили предыдущие поколения.
Если у Вас нет друзей - попробуйте для начала подружиться с собственной головой....

Поделиться темой:


Страница 1 из 1
  • Вы не можете создать новую тему
  • Вы не можете ответить в тему

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей